cegob: bahchanyan (Default)
Где среди парнасов бегают кобзоны,
где чубайс оранжевый, словно та морковь,
жил, не вылезая из комбинезона,
полисмен, не верящий в любовь.

Но однажды утром с площади Манежной,
с трудного дежурства возвращался он домой -
стройная фигурка с лентой белоснежной
помахала сломанной рукой.

В платье и балетках девушка стояла,
и сержант машину к ней направить поспешил,
в автозак закинул, и её назвал он
птичкой в клетке собственной души.

А однажды ночью в хипстера объятьях
юную бунтарку он на Чистых изловил,
и электрошоком начал убивать их:
бил и бил, пока не умертвил.

А когда рубаха вся от слёз намокла,
в наступившей гулкой утренней тиши
выстрелил в себя он, чтоб навек умолкла
птичка в клетке раненой души!
cegob: bahchanyan (Default)
В продолжение позапрошлого поста .
На мотив известной бардовской песни.



Всё, что будет со мной, знаю я наперёд,
как стонать мне в объятиях жадных:
ведь на Чистых прудах нас ОМОН заберёт,
изолируя рукопожатных.

Для меня это будет не первый привод,
я давно со свободой в разлуке.
Слышь! Не тычь мне дубинкою в мягкий живот,
не выламывай тонкие руки!

Рассыпается град полицейских свистков,
и укрыться практически нечем:
щас нам будет отважный товарищ П изд есков
по асфальту размазывать печень(ц).

За оградой круги нарезает трамвай.
Не спасут нас из лап дармоедов
ни сидящий в начале бульвара Абай,
ни стоящий в конце Грибоедов.

Никуда не уйдут ни сума, ни тюрьма.
Дайте, дайте мятежному бури!
То ли горе моё - от большого ума,
то ли радость - от маленькой дури.

Всё, чем стал я на этой земле знаменит,
пресса выплеснет, как из ушата:
типа, я - оккупант, и госдепа наймит,
и рука у меня не пожата!
cegob: bahchanyan (Default)
Автор московского памятника Абаю Кунанбаеву, возле которого разместился лагерь оппозиции, Марат Айнеков заявил, что не хочет, чтобы монумент становился символом протеста. Об этом скульптор сообщил «Русской службе новостей» в пятницу.
«Идет, мне кажется, определенная спекуляция на уровне древних культурных отношений. Идет игра на уровне духовности. Поползновения на дружеские отношения России и Казахстана. Я бы не хотел, чтобы памятник символом противостояний. Хотел бы, чтобы больше было позитива», — сказал скульптор.


Настоящее имя — Ибрагим (Ибраһим — араб. аналог имени пророка Авраама), но прозвище Абай (каз. Абай «внимательный», «осторожный»), данное бабушкой Зере, закрепилось за ним на всю жизнь.



Не задалась посмертная судьба его,
казахской сына верного земли:
под памятник Абаю Кунанбаеву
таперича вон хипстеры легли.

А как гремел! От Пахачи до Кинешмы
лил знанья свет народам в их тюрьму.
Всем уровнем культуры нашим нынешним
мы, тащемта, обязаны ему.

Но - чу! Явилось племя раздолбаево,
светильник в коем разума угас,
где памятник Абаю Кунанбаеву,
под нашу дружбу заложить фугас.

Язвят акына мелочной обидою:
на постаменте пишут "Оккупай".
И краска-то какая ядовитая -
поди теперь её отколупай!

Хотят поссорить москвичей с казахами.
А это, извиняемся, статья.
Спасибо вон ОМОНу с автозаками,
а то бы вовсе не было житья.

Индейка-жизнь! Куда качнётся маятник?
Абай с надеждой на ментов глядит.
Его-то кто посадит? Он же памятник.
К тому же он и так давно сидит,

и видит он: восторжествует заново
готовность к обороне и труду,
и памятник Чокану Валиханову
поставят в Александровском саду!

upd:

Казахи, верьте! Мы - почти что братья!
У нас и вас - почти одна страна!
И на объедках обломках нашей демократии
ещё напишут ваши имена!

May 2015

S M T W T F S
     12
3456789
1011 1213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 18th, 2017 06:07 pm
Powered by Dreamwidth Studios