cegob: bahchanyan (Default)


                                                От Волги до Енисея,
                                                от Бога до Моисея,
                                                от Ноя до Одиссея,
                                                от Ямы до Елисея,
                                                от Рака до Водолея,
                                                от Вакха до Апулея,
                                                от Гракха до Галилея,
                                                хвостом кометы Галлея
                                                звенящий след заметая
                                                от Ладоги до Валдая,
                                                от Вологды до Алтая,
                                                от Вычегды до Китая,
                                                сквозь сон, где деревья мёрзнут
                                                в молочном свете луны, и
                                                пути отмеряя вёрсты,
                                                стоят столпы соляные,
                                                за днём вчерашним в погоню
                                                лети в зелёном вагоне,
                                                а даль за окном белёса,
                                                и только гремят колёса,
                                                гремят неправильной дробью,
                                                гремят, как град по надгробью,
                                                над Камой, Двиной и Обью
                                                по образу и подобью
                                                того, что вчера гремело
                                                и глохло, глохло от грома,
                                                как славы былой примеры
                                                из книг, оставленных дома,
                                                стоящих на полке книжной,
                                                ты - мальчик на полке нижней,
                                                другим - не дальний, не ближний,
                                                не нужный, но и не лишний,
                                                не лишний - ну, да и ладно,
                                                не нужный - ну и не надо,
                                                и угольный дым - как ладан,
                                                и грохот - как канонада,
                                                как вечная слава павшим,
                                                как редкая милость к падшим,
                                                как россыпью алых пятен
                                                ложатся осколки ядер,
                                                осколки ядер - в осколки
                                                гвардейского экипажа,
                                                и можно лишь снизу, с полки
                                                кричать в небеса: "Папаша!
                                                К Стадухинскому острогу,
                                                где роют норильский никель,
                                                кто строил эту дорогу?!"

                                                - "Граф Пётр Андреич Клейнмихель,

                                                ду-шень-ка!"

cegob: bahchanyan (Default)


                                                От Волги до Енисея,
                                                от Бога до Моисея,
                                                от Ноя до Одиссея,
                                                от Ямы до Елисея,
                                                от Рака до Водолея,
                                                от Вакха до Апулея,
                                                от Гракха до Галилея,
                                                хвостом кометы Галлея
                                                звенящий след заметая
                                                от Ладоги до Валдая,
                                                от Вологды до Алтая,
                                                от Вычегды до Китая,
                                                сквозь сон, где деревья мёрзнут
                                                в молочном свете луны, и
                                                пути отмеряя вёрсты,
                                                стоят столпы соляные,
                                                за днём вчерашним в погоню
                                                лети в зелёном вагоне,
                                                а даль за окном белёса,
                                                и только гремят колёса,
                                                гремят неправильной дробью,
                                                гремят, как град по надгробью,
                                                над Камой, Двиной и Обью
                                                по образу и подобью
                                                того, что вчера гремело
                                                и глохло, глохло от грома,
                                                как славы былой примеры
                                                из книг, оставленных дома,
                                                стоящих на полке книжной,
                                                ты - мальчик на полке нижней,
                                                другим - не дальний, не ближний,
                                                не нужный, но и не лишний,
                                                не лишний - ну, да и ладно,
                                                не нужный - ну и не надо,
                                                и угольный дым - как ладан,
                                                и грохот - как канонада,
                                                как вечная слава павшим,
                                                как редкая милость к падшим,
                                                как россыпью алых пятен
                                                ложатся осколки ядер,
                                                осколки ядер - в осколки
                                                гвардейского экипажа,
                                                и можно лишь снизу, с полки
                                                кричать в небеса: "Папаша!
                                                К Стадухинскому острогу,
                                                где роют норильский никель,
                                                кто строил эту дорогу?!"

                                                - "Граф Пётр Андреич Клейнмихель,

                                                ду-шень-ка!"

cegob: (mdnzcnsnhvag)
Из неоконченной (а вернее, едва начатой) мини-оперы на так до конца и не определённую тему.
Много букв.

Бежать из дома )
cegob: (mdnzcnsnhvag)
Из неоконченной (а вернее, едва начатой) мини-оперы на так до конца и не определённую тему.
Много букв.

Бежать из дома )
cegob: (mdnzcnsnhvag)
Текст, который находится под катом, создавался, чтобы стать маленьким вспомогательным фрагментом одного замечательного фантастико-приключенческого романа одного замечательного автора.
Но не стал, т.к. не вышел рылом.
Выкинуть жалко, поэтому я решил его сохранить тут.
Он представляет собой попытку передачи атмосферы промискуитета и опрометчивых поступков, царящих в вымышленном предприятии общественного питания, как его представляет себе автор.
Все описанные в тексте события являются абсолютно вымышленными.
Предположительно исполняется составом из гнусавого тенора, небольшого смешанного хора, пианино, банджо, флюгельгорна, расчёски и жестяной банки, на четверть наполненной мелкими монетами.

Итак, )
cegob: (mdnzcnsnhvag)
Текст, который находится под катом, создавался, чтобы стать маленьким вспомогательным фрагментом одного замечательного фантастико-приключенческого романа одного замечательного автора.
Но не стал, т.к. не вышел рылом.
Выкинуть жалко, поэтому я решил его сохранить тут.
Он представляет собой попытку передачи атмосферы промискуитета и опрометчивых поступков, царящих в вымышленном предприятии общественного питания, как его представляет себе автор.
Все описанные в тексте события являются абсолютно вымышленными.
Предположительно исполняется составом из гнусавого тенора, небольшого смешанного хора, пианино, банджо, флюгельгорна, расчёски и жестяной банки, на четверть наполненной мелкими монетами.

Итак, )
cegob: bahchanyan (Default)

Дети в школу собирались.
Марк Наташе нёс портфель.
Точность! Точность über alles!
Über alles in der Welt!

Фройляйн Рая, фрау Ада
- всяка будет к нам строга.
Всё, что нам сегодня надо -
это знать язык врага!

Свист картечи, рёв шрапнели!
К смертной схватке двух систем
Гоголь выдал нам шинели,
Чехов ружья снял со стен!

Дверь, распахнутая настежь.
Мы заходим в чистый класс.
O, jawohl! Das ist fantastisch!
Зуб за зуб! Не в бровь, а в глаз!

Солнце светит в чистом небе!
Не по нам звонит звонок!
Neue Liebe! Neues Leben!
Herz, mein Herz, was soll das geben?
Новый мир у наших ног!

cegob: bahchanyan (Default)

Дети в школу собирались.
Марк Наташе нёс портфель.
Точность! Точность über alles!
Über alles in der Welt!

Фройляйн Рая, фрау Ада
- всяка будет к нам строга.
Всё, что нам сегодня надо -
это знать язык врага!

Свист картечи, рёв шрапнели!
К смертной схватке двух систем
Гоголь выдал нам шинели,
Чехов ружья снял со стен!

Дверь, распахнутая настежь.
Мы заходим в чистый класс.
O, jawohl! Das ist fantastisch!
Зуб за зуб! Не в бровь, а в глаз!

Солнце светит в чистом небе!
Не по нам звонит звонок!
Neue Liebe! Neues Leben!
Herz, mein Herz, was soll das geben?
Новый мир у наших ног!

cegob: bahchanyan (Default)


 
                                                  В узорах ледяных прожилками заря.
                                                  Четыре выходных в начале января.
                                                  Шаги часов стенных, свист ветра, лай собак.
                                                  Четыре выходных. Чай, книга и табак.

                                                  Свивая канитель, как только рассветёт,
                                                  метель, метель, метель метёт, метёт, метёт,
                                                  да сонное такси по улице пустой
                                                  неслышное, скользит за утренней звездой.

                                                  Срывая дверь с петель, держа пальто в руках,
                                                  лететь, лететь в метель, не попадать в рукав,
                                                  бежать, такси поймать, и в белой пелене
                                                  поехать в те дома, где рады будут мне,

                                                  где слышится в углу неровный перебор,
                                                  где вспышкой поцелуй взрывает коридор,
                                                  от вороха бумаг смятение в умах.

                                                  Как жаль, увы и ах, что пусто в тех домах.

                                                  Холодное окно в узорах ледяных.
                                                  Их нет давным давно, знакомых и родных.
                                                  Остыл весёлый чад. Такая полоса.
                                                  В их комнатах звучат чужие голоса.

                                                  Проехало такси и скрылось за углом.
                                                  Табачный дым висит над кухонным столом.
                                                  Короче говоря, не выйду никуда.

                                                  Начало января. Такие холода.



cegob: bahchanyan (Default)


 
                                                  В узорах ледяных прожилками заря.
                                                  Четыре выходных в начале января.
                                                  Шаги часов стенных, свист ветра, лай собак.
                                                  Четыре выходных. Чай, книга и табак.

                                                  Свивая канитель, как только рассветёт,
                                                  метель, метель, метель метёт, метёт, метёт,
                                                  да сонное такси по улице пустой
                                                  неслышное, скользит за утренней звездой.

                                                  Срывая дверь с петель, держа пальто в руках,
                                                  лететь, лететь в метель, не попадать в рукав,
                                                  бежать, такси поймать, и в белой пелене
                                                  поехать в те дома, где рады будут мне,

                                                  где слышится в углу неровный перебор,
                                                  где вспышкой поцелуй взрывает коридор,
                                                  от вороха бумаг смятение в умах.

                                                  Как жаль, увы и ах, что пусто в тех домах.

                                                  Холодное окно в узорах ледяных.
                                                  Их нет давным давно, знакомых и родных.
                                                  Остыл весёлый чад. Такая полоса.
                                                  В их комнатах звучат чужие голоса.

                                                  Проехало такси и скрылось за углом.
                                                  Табачный дым висит над кухонным столом.
                                                  Короче говоря, не выйду никуда.

                                                  Начало января. Такие холода.



May 2015

S M T W T F S
     12
3456789
1011 1213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 24th, 2017 01:53 am
Powered by Dreamwidth Studios